Продукты
Решения
Компания

Илья Морозов, руководитель Центра компетенций по Corezoid в ПУМБ: “Слова “API”, “JSON” и “пагинация” в ПУМБ уже никого не пугают”

img
Илья Морозов, руководитель Центра компетенций по Corezoid

Как ты начал работу в ПУМБ?

Однажды в 2017 году я получил звонок от знакомого человека. И он сказал: “Илья, мне кажется, я знаю, что тебе это нужно. Есть работа. Ты подходишь. И ты кайфанешь”.

Мне нужно было встретиться с 2-мя людьми из ПУМБ, одним из которых был Юра Пальчиковский (Deputy CTO). Мы собрались в кафе, Юра открыл ноутбук и показал мне Corezoid. А у меня в голове как-то сразу все сложилось: зачем нужен Corezoid, для каких задач, какие у него перспективы. В итоге мы проговорили 2-3 часа. Я задавал больше вопросов, чем задавали мне: “А точно ли Corezoid так умеет? Мне кажется, он должен еще и уметь Х. А еще я думаю, он может Y.” Решение о начале работы в ПУМБ не заставило себя ждать. Я пришел на непаханное поле: начало развития Corezoid в ПУМБ.

Какими были твои первые шаги в 2017 году?

В каком-то виде, на одном инстансе, Corezoid уже работал в ПУМБ. На нем бизнес-департаменты пытались что-то делать, при поддержке Middleware. Получалось хорошо. Но в ИТ назревал вопрос: а что мы будем с Corezoid делать дальше?

Нужно было перевести использование Corezoid в некоторое формальное русло. То есть, описать процессы, как такая большая организация как ПУМБ будет вести разработку на базе Corezoid. Какое у нас видение? Какая стратегия развития? Ничего ли важного мы не упускаем?

Вот эти все моменты и стали моими первыми вызовами. Необходимо было сформировать команду для Центра компетенций по Corezoid. И мы начали с 3-х человек. Сначала прорабатывали правила, принципы, концепции, как должна происходить разработка на Corezoid. Дальше, соответственно, эти концепции защищали.

Твоя команда с самого начала называлась “Центром компетенций по Corezoid”?

Да. С самого начала была задумка, что должно существовать подразделение, которое будет связывать ИТ и бизнес. Corezoid – это ведь про бизнес. Про гибкость, прототипы, пилоты, быстрый запуск. В те годы наше ИТ еще несколько остерегалось подобных вещей. Более привычно было использовать монолиты, вести разработку самостоятельно. А тут нужно было поменять именно философию разработки.

img
Встреча Middleware и ПУМБ: сертификация сотрудников Центра компетенций по Corezoid ПУМБ

Какими были первые задачи “Центра компетенций по Corezoid”?

Нужно, чтобы ИТ лучше понимали бизнес, способствовали полету их мыслей, помогали запускаться в продакшн.

Сначала у всех было видение, что Corezoid – это платформа для бизнеса. Мы и сейчас постарались эту концепцию во многом сохранить. Начиналось все с того, что около 20 человек в разных бизнесах ПУМБ пробовали какие-то решения на Corezoid строить.

В Центре компетенций мы определили некие точки возможных рисков, связанных с Corezoid-разработкой, и стали этими рисками управлять. Мы же все понимаем, что мысль у бизнеса летит быстро, а все равно есть какие-то принципы разработки, хранения данных, защиты информации.

Мы определили этапы, где необходима помощь Центра компетенций на пути запуска в продакшн процессов, созданных бизнесами на Corezoid. Corezoid – это во многом о работе событиями, о работе с API. Первое, что мы сделали – это стандартизировали процессы вызова внешних сервисов из Corezoid. Corezoid ведь мощный, может своими запросами навредить работе других ИТ-систем, которые к такому не готовы.

Поэтому мы создали библиотеку “оберток” на базе Corezoid. Это некие стандартизированные паттерны вызовов внешних сервисов. Двигаясь всем ИТ за первые полгода работы Центра компетенций мы создали около 100 оберток. Появилась возможность удобно из Corezoid вызывать около 100 внутрибанковских сервисов. Сейчас, их кстати, уже под 1000. И “под капотом”, конечно, большая работа всего ИТ.

Так и получилось, что у бизнеса их мысль летит, они пробуют, ошибаются, проверяют гипотезы, но им не нужно задумываться, какие там параметры под капотом, как правильно формировать API-запросы. По сути, Центр компетенций создавал инфраструктуру для того, чтобы бизнес мог легко разрабатывать.

Еще одна важная тема – это изменения в процедурах Change management. На тот момент в ПУМБ работала система Change management express. Она была достаточно неповоротливой, с этапами бизнес-анализа, системного анализа, согласованиями с Информационной безопасностью, Рисками и т.д. А Corezoid – это ведь про скорость, про возможность что-то запустить быстро. Поэтому мы разработали отдельный “Corezoid change management flow”. На базе Jira мы создали флоу, сокращенный до минимально необходимых шагов: разработка, тестирование, согласование, выпуск, стабилизация, масштабирование. И был еще статус “Пилотирование”.

Появление такого упрощенного флоу для Corezoid-разработки сильно ускорило работу. По факту, носители бизнес-компетенций начали сами рисовать процессы в Corezoid, выполняя работу бизнес-аналитиков. А роль “системного анализа” выполнял уже Центр компетенций по Corezoid. Мы подсказывали лучшие практики, помогали интегрировать Corezoid-процессы с другими системами в банке. Бизнес перестал просто рисовать слайды с блок-схемами, а затем долго ждать.

За первые два года Центру компетенций удалось создать инфраструктуру и систему change management для Corezoid-разработки. Количество людей в бизнес-департаментах, которые работают с Corezoid, выросло до 100 человек.

Можешь, пожалуйста, привести примеры процессов, которые были запущены быстро?

Были примеры, когда новые процессы запускали в продакшн и за 1 неделю. Например, вещи связанные с коммуникационным календарем, правилами маршрутизации и доставки сообщений клиентам, фичи в чат-боте ПУМБ.

В начале работы Corezoid в ПУМБ на нем начали разрабатывать люди из бизнесов, которые загорелись технологией и быстро начали отрываться от коллег в своих бизнес-показателях. Естественно, другие сотрудники ПУМБ также захотели научиться разрабатывать на Corezoid.

В начале работы Corezoid в ПУМБ на нем начали разрабатывать люди из бизнесов, которые загорелись технологией и быстро начали отрываться от коллег в своих бизнес-показателях

Обучение Corezoid-разработке стало еще одной задачей Центра компетенций. Мы разработали программу обучения, начали ежемесячно собирать Corezoid-разработчиков, показывать лучшие практики, рассказывать о новых фичах.

Часть сотрудников ПУМБ в 2017 году ездили на обучение в Middleware, мы прошли тогда несколько десятков воркшопов. Постепенно наш Центр компетенций также обучился, и смог обучать и других людей в банке. Как я и говорил, в начале на Corezoid процессы строили люди из бизнеса, но сейчас я уже смотрю на некоторых из них – люди выросли в конкретных таких ИТ-специалистов.

Часть сотрудников ПУМБ в 2017 году ездили на обучение в Middleware, мы прошли тогда несколько десятков воркшопов

Расскажи, пожалуйста, как выросли масштабы использования Corezoid в ПУМБ с 2017 года?

В 2017 году это был один инстанс Corezoid. Сейчас у нас их уже штук восемь. Для разных продуктов – свои. Отдельно для мобильного приложения, коммуникационного календаря, фронт-ендов отделений, чат-ботов и т.д.

Самым нагруженным является инстанс Corezoid, который отвечает за работу мобильного приложения. Там обрабатывается около 4 млрд. операций в месяц. Рядом с ним по нагрузке также инстансы под коммуникации, кросс-сейл и разные бизнес-процессы. Остальные инстансы менее нагружены, но перед ними и стоят другие задачи. Мы научились настраивать Corezoid под разные задачи, основой которых являются бизнес-процессы, которые можно и нужно переиспользовать, а т.к. у нас их много, гибко подружить процессы размещаемые на разных инстансах, была и есть серьезная задача.

Самым нагруженным является инстанс Corezoid, который отвечает за работу мобильного приложения. Там обрабатывается около 4 млрд. операций в месяц.

Чат-боты вы также строите на Corezoid?

Да. У нас более 800,000 подписчиков в чат-боте в Viber, а есть еще наш внутренний бот “ПУМБик”, как мы его называем. Там также активно развивается функционал: бронирование мест в офисах, информация о страховках, отпусках, взаимодействие с ИБ, информационные вещи для сети. Все-таки 7,000 сотрудников работают в банке, и с ними нужно как-то организовывать коммуникацию.

Какие у вас планы по развитию Центра компетенций?

Мы поставили работу Corezoid на серьезные рельсы, система постоянно работает под высокой нагрузкой, с четкими процессами контроля и мониторинга. Как расти и ускоряться с Corezoid, для нас уже не секрет и сейчас для нас важно обеспечить максимальную стабильность. Важно уметь стабильно работать, независимо от скачков нагрузки, в зарплатные дни, во время высокого сезона, в Черную пятницу и так далее, сохранив при этом преимущества гибкости разработки.

ПУМБ активно трансформируется под Agile-философию создания продукта. За прошлый год создали 4 трайба. Результат работы трайбов такой, что в этом году запускаем еще 3 трайба, уже и Корпоративный бизнес готов к Agile. Бизнес в ПУМБ уже сильно слился с ИТ. Иногда стоит передо мной человек, рассказывает мне бизнес-идею, а оказывается он параллельно уже начал разработку некоторых прототипов. У трайбов достаточно высокая степень самодостаточности. И тут роль Центра компетенций уже не столько в том, чтобы учить людей Corezoid-разработке, сколько в том, чтобы собирать и распространять лучшие практики, поддерживать стабильность платформы. Как итог, помимо нашего “Corezoid change management flow”, для отдельных бизнесов мы выступаем владельцами платформы Corezoid для работы наших трайбов.

Бизнес в ПУМБ уже сильно слился с ИТ

Я рад, что бизнес так быстро учится. Раньше Центру компетенций приходилось быть переводчиком с языка ИТ на язык бизнеса. Сейчас слова “API”, “json”, “пагинация” уже никого не пугают.

Плюс наши “достижения” не остаются незамеченными, все чаще к нам приходят за опытом наши партнеры. Только с Middleware мы провели десятки совместных референсов. Рынок ИТ глобален, и если это на пользу миру, – мы всегда открыты.

img
Отдых sharing&сore-команд управления разработки ПУМБ

Илья, у тебя есть хобби?

Раньше занимался легкой атлетикой, бегал, играл в футбол. Сейчас спорт только как “не дать себе рассыпаться”. Кстати, у нас в ПУМБ ежегодно проходит чемпионат по футболу. Из-за карантина, правда, последний раз не проводился. Но в целом, это прямо большой чемпионат, много команд-участников, много полей занимаются. И сейчас тренировки есть, ребята бегают, а я никак не выберусь. Лентяй!

img
Спортивные соревнования в ПУМБ

Так что сейчас основное хобби – музыка. В молодости у меня даже группа была, играли что-то на сцене. Жаль не всегда на хобби есть время, но гитары, синтезатор, микрофоны дома под рукой.

ПОКАЗАТЬ ВСЕMore
Создай свой первый процесс!