Продукты
Решения
Компания

Никита Измайлов, основатель N1: "Asquad родился из казалось бы нерешаемой проблемы делать платежные интеграции за 1-2 дня. Мы используем Corezoid"

img
Никита Измайлов, основатель группы компаний N1

Никита, давай начнем с самого начала. Где ты учился?

Я учился в Академии банковского дела на кафедре “Учет и аудит”. По профессии я аудитор-бухгалтер.

Почему выбрал эту профессию?

У меня математический склад ума. В то же время, я хотел профессию связанную с бизнесом. Сейчас, уже будучи инвестором, я могу посмотреть на один слайд, увидеть там 3 показателя и сказать: “Ребята, у вас там косяк”.

Когда учился в университете, ты уже начинал создавать первые бизнесы?

На втором курсе университета я создал сатирическую газету “Сумка” (от названия города – Сумы), тираж был 10,000 экземпляров, выпуск раз в три недели, цветная печать до 15 страниц. Это был где-то 2007 год. Я даже дошел до точки безубыточности, но быстро понял, что большие деньги так не сделаешь.

Мой второй бизнес – сеть дистрибуции пластиковых окон. Кстати, ко мне вот буквально сегодня приедет преподаватель из ВУЗа, который был собственником завода, где я был дистрибьютором. Мы до сих пор дружим. Он поддержал мои первые коммерческие начинания. Преподаватель тогда нанял группу студентов, которые в небольших импровизированных точках рекламировали установку пластиковых окон.

После университета я переехал в Киев и на протяжении полугода пытался устроиться в большую четверку, ходил на собеседования в KPMG, Deloitte. Параллельно торговал мебелью из лозы. Я был представителем лозо-мебельной фабрики и продавал кресла-качалки в Эпицентр. Я даже неплохо зарабатывал. Но самое главное, в этот период я досконально изучил международные стандарты бухгалтерского учета и аудита, что и позволило мне в итоге поступить на работу в KPMG. Я очень быстро побежал вперед по карьерной лестнице. За 3 года я стал старшим аудитором и добежал туда, куда люди обычно доходят за 5-6 лет.

Почему тебе, как предпринимателю с собственным бизнесом захотелось пойти в мир большой четверки?

Не хватало системных знаний и западного видения, как должен работать бизнес. Я посмотрел, как работает бизнес в Сумах, в Киеве. Меня это вообще не впечатлило. Вариант работы в крупной международной компании мне казался светом в конце тоннеля.

Какие компании тебе нравились как бизнесы?

В те времена в воздухе витали имена Mars, Procter & Gamble.

img

KPMG – это был способ приблизиться к цели работы вот в таких компаниях из Fortune 500?

Да. Я понимал, что смогу довольно качественно применить себя в подобных компаниях. В конечном итоге, даже мой переход в Parimatch был связан с работой в KPMG, потому что в Parimatch обращали внимание на людей, которые прошли школу KPMG.

Как ты попал в Parimatch?

Меня пригласили на должность CFO. На тот момент Parimatch было уже 18 лет, но на самом деле компания перерождалась, происходил набор новых кадров.

Как это было? Просто внезапно позвонили посреди белого дня?

Вроде того. У нас с Сергеем Портновым был общий знакомый, который работал в Parimatch. И по каким-то ценностным соображениям они сделали вывод, что я подхожу.

И ты отказался от карьеры в KPMG?

Да. В KPMG мне все аплодировали: “Давай, беги. Будешь самым молодым партнером в мире”. С другой стороны, два человека в Parimatch увидели в тебе ценность и хотят с тобой работать. Вот этот человеческий подход, кредит доверия победил бюрократический мир KPMG.

Чему ты научился, когда работал в Parimatch?

Я научился создавать крупные юридические и финансовые структуры с нуля. Когда я пришел в Parimatch, там была практически только одна украинская ТОВ, с одной не действующей лицензией. Не было возможности ни принимать безнал, ни отправлять безнал, не было платежных систем, сайт существовал больше как информационная панель. Да, можно было делать ставки, но исключительно из тех денег, которые пользователи заносили на пункт в офлайн кассу.

Давай для контраста. А через 6 лет?

А через 6 лет – это уже структура из 70 компаний, 5-6 лицензий, 15-20 обслуживающих банков, порядка 50 платежных систем, которые взаимодействуют с брендом, более 20 стран, где мы работаем. Parimatch – партнер нескольких грандовых футбольных клубов.

Как в этой истории появилась компания N1?

Я понял, что мою экспертизу связанную с финансами, платежками, банками и т.д. нужно выносить за рамки Parimatch. В мире есть много компаний с похожими потребностями по платежным решениям.

Я предложил партнерам сделать spin off, и забрал fintech проекты в отдельное плавание. Появилось понимание, что для управления такими fintech проектами нужна своя управляющая структура. Так и появилась инвестиционная компания N1.

Почему компания называется N1?

Это мотивация для меня самого быть номером один. Если уж назвался номером один, то ишачь так, чтобы быть им, а не просто называться. Для меня сложно жить в таком диссонансе, когда ты кем-то называешься, но не соответствуешь.

img

Asquad – это первая компания из группы N1?

Нет, первым появился Sportbank в 2018 году, дальше уже Asquad.

Задачи Parimatch вызвался решить Алексей Кулик, основатель Asquad. К тому времени у нас уже было понимание, что Asquad должен стать технологической компанией, которая будет создавать быстрые и качественные интеграции в сфере платежных решений, и не только для Parimatch, а для всего рынка. Asquad родился казалось бы из нерешаемой проблемы – делать интеграцию платежных решений за один, два дня и быстро выходить на новые рынки.

Asquad родился казалось бы из нерешаемой проблемы – делать интеграцию платежных решений за один, два дня и быстро выходить на новые рынки.

Какой технологический стек используют компании группы N1?

Для меня главное не названия технологий, а обещание команд, что эти технологии могут делать. Если Алексей Кулик говорит, что есть Corezoid, на нем можно строить быстрые интеграции, гибкие бизнес-процессы, я себе четко представляю, кто руководит Corezoid, – я, конечно говорю: “О! Клаcс. Давай использовать”.

Есть ли у N1 планы выхода на рынки других стран?

Я верю в то, что fintech может и должен быть прибыльным в Украине. Но украинскому fintech сложно быть проданным за дорого. Нереально продаваться с 10х мультипликатором к доходу, если у тебя на борту украинские клиенты, администрация находится в Украине. Поэтому единственный позитивный исход для украинского fintech-бизнеса – это быть прибыльным, приносить дивиденды. Поэтому на ближайшие 2-3 года путь у N1 будет таким: зарабатывать деньги, приносить прибыль, инвестировать эти деньги в развитие компании.

Что играет в пользу Украины?

Наш рынок мало интересен зарубежным аналогам. Есть причины, почему такие компании как N26, Revolut до сих пор не вышли в Украину. Конкуренция у нас относительно низкая и много локальной специфики, с которой сложно работать.

С приходом Kaspi в Украину откроется небольшой ящик Пандоры. Раз Kaspi решились здесь присутствовать, значит рынок Украины автоматически получит accept Лондонской биржи. То есть, риск страны будет принят биржевыми игроками (если, конечно, котировки самого Kaspi не полетят вниз).

Если у Kaspi получится не потерять свои позиции и стоимость акций с учетом выхода в Украину, то это будет хорошим сигналом для инвесторов. Тогда уже может наступить и инвесторская игра для украинского fintech рынка.

В любом случае, для того чтобы играть во взрослые игры, с большими ценниками, необходимо сначала создать капитал, с помощью которого в такие игры можно играть. Начинать на международных рынках с небольшим ценником – это непрактично. Поэтому необходимо дорасти до определенного уровня, вызреть, чтобы у тебя был чемодан хотя бы $100 млн+ . И уже с этим можно начинать инвестиционную игру на глобальном рынке.

Какие рынки тебе нравятся?

Однозначно нравятся рынки постсоветского пространства, потому что я понимаю все риски, которые с ними ассоциируются. Смотрю на страны Восточной Европы. Они находятся в Еврозоне, покупательная способность там намного выше, чем в Украине. При этом такие крупные игроки как Revolut, N26, Monzo туда еще не дошли. Получается, что уровень сервиса там низкий, работают какие-то второстепенные банки, ИТ-системы родом еще из 2000-х, но есть платежеспособный спрос.

Ты бы сам переехал куда-то в Восточную Европу?

Нет такой необходимости. Украина – это то место, где мне хочется проводить больше всего времени.

А если просто для себя, пожить год-другой, например?

Я бы подумал об Италии. Зимой хочется на лыжи, летом хочется поплавать, где-то в межсезонье – походить возле озера, помедитировать.

Как тебе Калифорния, Силиконовая Долина?

К сожалению, я пока далек от Калифорнии. Ни с предпринимательской, ни с технологической точки зрения я Калифорнию пока не оценил. Даже поставил себе некий барьер, запрет серьезно думать о Калифорнии. Там ты можешь быть в двух ипостасях: либо поехать туда стартапером и что-то пытаться сделать, либо уже едешь хотя бы начинающей средней рыбешкой.

Кто тебе нравится из современных предпринимателей или фондов?

Freedom Finance. Ребята работают в Казахстане, хорошие позиции в России, в Украине сейчас бизнес открывают. Freedom Finance оказывает брокерские и forex услуги. Основатель компании Тимур Турлов сделал себя сам. Начинал как брокер. Сейчас в свои 30 с небольшим лет вывел компанию на NASDAQ. Обычный казахский предприниматель, живет своим бизнесом, своими идеями. Freedom Finance для меня мотивирующий и стимулирующий пример.

Не хочется даже смотреть какие-то супер отдаленные примеры типа Безоса, Маска. Это крутые пацаны, но ты с ними даже не общался. Ты не понимаешь, о чем эти люди, какое у них настроение, что ими руководит. Можно ли назвать счастливым человека, если он второй раз за пятилетку разводится и у него десять детей, с которыми он даже не общается? Это классно или нет? Вопрос.

Восхищаюсь одним из собственников ReFace – Сергеем Токаревым. Насколько много команда ReFace вкладывает в то, чтобы развить культуру machine learning и искусственного интеллекта в Украине, создает хабы, подтягивает людей, делает хакатоны. И это основано на философии того, чтобы оставить после себя след. Не заработать бабки, а поставить себе как миссию.

У тебя есть такая миссия?

Как ни странно, да, но она пока что не связана с fintech, а связана со здоровым питанием и напитками. У меня есть компания, которая называется Eat Easy. Компания производит здоровые органические напитки на базе чайного гриба (комбуча) и морского риса (tibicos). Такие напитки практически не содержат сахара. Если мы сравним с колой, то в коле порядка 10 ложек сахара. У нас этот сахар почти полностью перерабатывается грибом. Сейчас мы производим 100,00 бутылок в месяц. Если приблизимся к 1 млн бутылок, то сможем конкурировать по цене с колой. Моя задача – победить колу.

Будет тебе 80 лет, оглянешься назад и подумаешь: “Вот круто! Благодаря мне люди не съели 1 миллиард тонн сахара”?

Можно и так сказать.

Как ты поддерживаешь себя в форме? Занимаешься спортом?

30% своего свободного времени я уделяю спорту. Обычно это 3-х часовая тренировка каждое утро. Тренировка включает в себя пробежки, работу с собственным весом, растяжки, медитации. Это ежедневный комплекс, который позволяет мне чувствовать себя полноценно, держать мозг в эффективном рабочем состоянии.

img

Где ты тренируешься?

Дома. Не важно в какой части мира я нахожусь, какая температура на улице. Каждый день с 5 до 8 или с 6 до 9 я тренируюсь. Где-то раз в месяц делаю марафон. Не ем рыбу, мяса, не пью алкоголь.

Каждый день с 5 до 8 или с 6 до 9 я тренируюсь. Где-то раз в месяц делаю марафон. Не ем рыбу, мяса, не пью алкоголь.

Алексей, вопрос к тебе. Asquad входит в группу компаний N1. Именно Asquad первым начал использовать технологию Corezoid в N1. Как родилась компания Asquad?

img
Основатели платежной системы Asquad.io Алексей Кулик и Станислав Стребуль

Алексей: спустя полгода работы с Никитой в N1 и общаясь c разными проектами из финтех вертикали, проблемы которые витали в воздухе были схожими – это скорость интеграций платежных решений и управление ими.

Идею применить гибкую и современную технологию Corezoid носил года 3-4, и было несколько итераций применить в предыдущих проектах.

В какой-то момент я встретился со Станиславом, мы выпили кофе, пообщались. Станислав был тогда свободным летчиком, ему импонировала свобода передвижения по миру, не нужно было ездить в офис, отчитываться. Я предложил Стасу попробовать создать что-то поистине инновационное с применением новых технологий. Сомневался, что Стас согласиться.

Станислав: Алексей говорил, что нужно сделать классный PSP (Payment Service Provider). Я не хотел ввязываться, потому что знал, что продукт сложный. У меня был опыт работы в PSP, и я знал, что это не просто. На протяжении где-то полугода мы периодически общались с Алексеем. Он просил меня помочь провести аудит одной из PSP. Параллельно мы обсуждали Corezoid как технологию. И вот я помню начало COVID было, все этого вируса жутко боялись, изолировались. Я уехал в село, шел по улице, собаки лают, а я звоню Леше и говорю: “Это же можно на Corezoid построить такую “пушку”! Очень вдохновился тогда идеей.

Какую проблему клиента решает Asquad?

Алексей: скорость.

А подробнее?

Алексей: Лет семь мой опыт связан с построением проектов на fintech рынке. Исходя из этого, я имею основания полагать, что знаю, куда движется этот рынок. У большинства крупных компаний есть legacy код, монолитные системы. И одновременно есть амбиции развиваться, масштабироваться на новые рынки, принимать платежи разными способами. На новых рынках нужно делать новые интеграции, а это означает иметь у себя внутри армию разработчиков. Есть компании, у которых биллинг отделы насчитывают больше людей, чем у специализированных payment компаний. Вот есть просто отделы, которые занимаются интеграциями, анализом платежей и т.д. и они насчитывают 50+ человек. Каждая новая интеграция – это боль, потому что она затрагивает и продукт, и бизнес-модель, и sales, не говорю уже о внедрении минимальных инноваций и современных технологических решений.

Как эту проблему решает Asquad?

Алексей: По большому счету, весь пласт платежных систем решают одну и ту же проблему: нужно принимать и выплачивать платежи. Вопрос в том, с какой скоростью, стабильностью, насколько технологично можно с платежами работать. А также как быстро компания может сделать pivot и отреагировать на внешние факторы.

Мы говорим клиентам: “Сфокусируйтесь на основной экспертизе бизнеса. А мы вам поставим высокотехнологичный продукт для работы с платежами, которым можно легко управлять и быстро масштабировать”.

Мы говорим клиентам: “Сфокусируйтесь на основной экспертизе бизнеса. А мы вам поставим высокотехнологичный продукт для работы с платежами, которым можно легко управлять и быстро масштабировать”.

Станислав: Corezoid позволяет быстро захватывать новые рынки. В классической разработке для решения интеграционной задачи тебе нужно посадить разработчика, который изучит документацию, напишет код, как-то его протестирует, выведет на какой-то стейдж, там его еще кто-то протестирует, и дальше это выходит в продакшн.

И вдруг в проде оказывается, что банк или провайдер отвечает не так, как нам нужно. Или в каком-то кейсе для Visa или Mastercard какой-то параметр нужно передавать только для страны такой-то. И мы начинаем все заново.

Corezoid помогает ускорить решение интеграционных задач. Если есть проблема, мы можем на ходу забежать, проверить, подправить.

Алексей: у крупных компаний часто есть топ-лист из 10-15 интеграций, которые они не могут осилить самостоятельно, даже с большим количеством разработчиков. На одну интеграцию уходит в идеале 2-3 недели, а есть флоу, которые занимают и 3-4 месяца, и это очень болезненный процесс. Это постоянные итерации и откаты обратно из-за одной мелочи. Плюс косты на штат. Часто интеграционную работу выполняют дорогостоящие нишевые payment-специалисты.

Asquad – это payment платформа с уникальным интеграционным слоем, которому не важно, какой там язык вовне. Мы сокращаем время на любые интеграции для клиента. Например, одну из последних интеграций с банком, благодаря Corezoid, мы сделали за 12 часов. Стас еще и обучал параллельно нашего junior разработчика.

Это то к чему мы стремимся: чтобы любая техническая интеграция могла быть сделана за один день. У нас есть лозунг внутри Asquad: “Одна интеграция – один день!”

Это то к чему мы стремимся: чтобы любая техническая интеграция могла быть сделана за один день. У нас есть лозунг внутри Asquad: “Одна интеграция – один день!”

Какие у вас планы по развитию Asquad?

Алексей: есть 2 направления, которые мы хотим развивать на базе Corezoid, – это собственный процессинг и технологический центр, а также SaaS модель для крупных и средних продуктовых компаний.

То есть, клиенты Asquad – это компании, которые хотят принимать платежи онлайн?

Алексей: Да. Иногда они уже принимают платежи онлайн. Вопрос в том, как они это делают. Многие компании не имеют экспертизы для построения собственной системы и ищут white label решение, чтобы его купить и встроить себе.

Вы начинаете с рынка Украины?

Алексей: Да. Мы уже начали работу в Украине. Первый клиент – это внутренний партнер группы N1. В последнее время мы обкатывали работоспособность Asquad, проверяли стабильность платформы. У Asquad под капотом современный стек технологий, включая Corezoid. Я не думаю, что на рынке сегодня есть что-то подобное, если говорить о применении разных технологий в пеймент индустрии.

У Asquad под капотом современный стек технологий, включая Corezoid. Я не думаю, что на рынке сегодня есть что-то подобное.

Приведи, пожалуйста, пример, когда вы быстро решили задачу с помощью Corezoid?

Станислав: недавно мы сделали интеграцию, запустили ее в продакшн и случился кейс, который мы не могли учесть, так как информация отсутствовала в документации. Я зашел, увидел, что скопилась очередь из 400 транзакций. Быстро понял в чем дело, сделал еще одно ветвление логики и починил проблему “на лету”.

Если сравнить с классическим подходом к разработке, там потребовалась бы подготовка стейджей, накатка хотфикса, задействовав команду релизных инженеров и тестировщиков, а это не один день.

ПОКАЗАТЬ ВСЕMore
Создай свой первый процесс!